3397 абортов сделано в Северной Осетии в 2014 году

22-05-2015 | Просмотров: 11 110

аборт

Попытки депутатов Госдумы законодательно запретить аборты в России могут «криминализировать» эту сферу, убеждены гинекологи республики.

Женщину 35 лет в отделение гинекологии ЦКБ привез муж. Пока он рьяно пытался сбить цену и спорил с сотрудниками, она стояла, виновато опустив голову. Стыдится было чего: это ее 15-й аборт. В больнице уже не удивляются, когда женщина приходит на 8-10-й аборт. Иногда, опасаясь осуждения врача, пациентки стесняются озвучить количество прерванных беременностей. «Аборты всегда делали в большом количестве, но в последние годы наметилась тенденция к их сокращению. Особенно среди совсем юных девушек 15-17 лет», - рассказывает заведующий хозяйственным расчетным гинекологическим отделением при ЦКБ Сергей Купеев.

За время нашей беседы в отделении искусственно прервали две беременности, еще две женщины встали в очередь и одна записалась по телефону. По медкартам врачу не удалось найти ни одну пациентку, сделавшую менее трех абортов.

Господин Купеев вспоминает, как в 80-90-е годы реанимационное отделение ЦКБ до отказа заполнялось жертвами нелегальных абортов. «В советское время каждый был закреплен за своим районом, и, забеременев, девушки не могли обращаться в городские отделения больниц и поликлиник. Идти в абортарий в родном селе, где каждый знал всю ее семью, не решались. В итоге единственный путь, который избирали эти девушки, - нелегальный. Они шли за помощью к людям, не имеющим ни квалификации, ни как такового врачебного звания. Те прерывали беременность в антисанитарных условиях без помощи каких-либо специальных инструментов. Цветущих, прекрасных девушек находили мертвыми в грязных гаражах и сараях», - рассказывает Купеев.

В те годы республика била рекорды по количеству прерванных беременностей и смертности от криминальных абортов. Ежемесячно от заражения крови после нелегального аборта в Северной Осетии умирали минимум 5 девушек в возрасте от 15 до 22 лет. В день только в одном ЦКБ делали в среднем 25 абортов.

«Я работала в минздраве и могу заверить, что ведущаяся статистика по прерванным беременностям никогда не была правдивой. Минздрав не устраивают большие цифры, и медучреждения во избежание выговоров занижают их. Сегодня абортов делается много, очень много», - рассказывает гинеколог-эндокринолог Маргарита Ревазова.

По данным Росстата по Северной Осетии, в 2014 году в республике было сделано 3397 абортов, что на 53 меньше, чем в 2013 г. Больше всего беременностей (941) было прервано у девушек в возрасте 25-29 лет, 890 женщин прервали беременность в возрасте 30-34 лет, 37 уже после 45 лет. Еще 37 абортов сделали девушки 15-19 лет.

Мимо официального учета проходят коммерческие кабинеты и данные по получившему большую популярность медикаментозному аборту. Доктор Ревазова отмечает, что среди 40-летних женщин очень сложно найти такую, которая не сделала бы ни одного аборта.

В связи с этим ведущие гинекологи в один голос говорят, что отмена закона о запрете абортов повлечет за собой поиски «обходных путей» и увеличит смертность. Медики уверены, что абортов не станет меньше, они просто уйдут в подполье. Маргарита Ревазова уверена, что непримиримая позиция церкви, рекламные ролики и брошюры со слоганом «аборт - это убийство» только усугубляют моральную подавленность женщин, идущих на аборт, но никак не влияют на их решение. Большая часть женщин испытывает сильнейшие угрызения совести, но у них просто нет другого выбора.

«Приходят молодые, хорошие, доверчивые девочки. Они еще толком и понять не могут сексуальных ощущений, ведь до них нужно дорасти не столько физически, сколько морально, психологически. Совсем недавно был случай. Школьница забеременела, и парень ее украл. Пожив в новой семье всего неделю, она слезно попросила мать забрать ее домой. Семейная жизнь оказалась не такой, какой она себе ее представляла в своих мечтах. Ей не нужен был этот ребенок. Как я могла отговаривать ее от аборта?! Ребенок не сможет воспитать ребенка», - рассказывает Ревазова.

Перед абортом пациенткам дают возможность пару дней подумать и еще раз все взвесить. Но, по наблюдениям гинекологов, приходя в абортарий, женщины бывают на 70% готовы к прерыванию беременности. Рост социальных проблем также сказывается на решении женщин в пользу аборта. У молодых пар часто нет своего жилья и постоянной работы. Семьи, у которых уже есть двое детей, не хотят заводить еще малышей, боясь не потянуть финансово их содержание. Но гинекологи все равно стараются отговаривать от аборта, особенно незамужних женщин в возрасте 30-45 лет. Они состоялись в жизни и вполне могут самостоятельно воспитать ребенка.

Чтобы минимизировать вред для здоровья и сделать аборт более щадящим, постоянно усовершенствуется сама процедура. С 90-х годов был внедрен мини-аборт (вакуумная аспирация) на сроке до 6 недель. В последнее время стала развиваться методика медикаментозного аборта. Выкидыш на ранних сроках провоцируется без хирургического вмешательства с помощью препарата «Мифепристон». Ведется даже определенная политика: акушерское сообщество предлагает перейти на медикаментозный аборт. Он стоит дороже, но считается менее опасным. Препарат нельзя принимать без наблюдения врача, так как есть риск, что беременность не прервется после единовременного приема. Лекарства нет в свободной продаже, но тем не менее этот метод широко практикуется в Ингушетии, где находят пути нелегальной покупки препарата. А вообще сотрудники всех абортариев города единогласно отметили, что среди их клиенток очень большой процент жительниц Ингушетии, Чечни и даже Азербайджана.

Гинекологи отмечают, что молодым людям очень сложно контролировать выбросы гормонов, но все-таки советуют им более вдумчиво и основательно выбирать спутников, так как чаще всего дети с отклонениями рождаются у девушек, часто менявших сексуальных партнеров. Каждый из них, помимо инфекций, оставляет свой негативный генетический след в теле женщины, который потом отражается на здоровье ее будущих детей.

Против закона об абортах выступает в первую очередь любая религия, которая приравнивает прерывание беременности к самому тяжкому из грехов - убийству. Позиция православной церкви в этом вопросе более, чем категорична. «После теракта в Беслане я проходила причастие. Батюшка просил меня простить тех, кто убил моего ребенка, но я ответила, что не смогу этого сделать никогда, что ненавижу их. На что он спросил меня: «А сможешь ли ты простить себе свой аборт?! Ты ведь тоже убила своего ребенка», - рассказывает глава комитета «Матери Беслана» Сусанна Дудиева. Она выступает против закона об абортах и призывает не стесняться делиться своим горьким опытом с подрастающим поколением. Дудиева считает, что, признавая свои ошибки и жалея о них, родители должны вдвойне заботиться о моральном воспитании своих детей.

Не менее жестко относятся к абортам и представители мусульманства. Муфтий республики Хаджимурат Гацалов назвал искусственное прерывание беременности «узаконенным убийством». По его мнению, отвечать за него также должны и врачи, проводящие подобную процедуру. «За каждое такое аморальное деяние врачи ответят перед Всевышним. Они должны оберегать и защищать людей, а не лишать их жизни. Находясь в утробе матери, ребенок уже все чувствует и имеет душу, поэтому аборт - это убийство", - сказал он.

Комментарии:

Оставить комментарий