ИСТОРИЯ ГРУЗИНО-ЮГООСЕТИНСКОГО КОНФЛИКТА

9-08-2013 | Просмотров: 4 029

С древнейших времен территорию сегодняшней Южной Осетии населяли предки осетин - ираноязычные племена скифо-сармато-аланского этнического массива. Земля Южной Осетии никогда не входила в состав какого-либо грузинского государства, являясь частью племенного союза северо-кавказских иранцев, осуществлявших в период средневековья через этот регион свою политику в Закавказье. Неоднократно восточно-грузинские цари пыталась силой завладеть территорией Южной Осетии и установить здесь свой военно-политический контроль.
Тем не менее, Южная Осетия сохраняла реальную независимость от грузинских правителей, равно как не признавала над собой и власти персидских шахов, в вассальной зависимости от которых находилась Восточная Грузия вплоть до вхождения в Российскую империю.
В 1774 году Осетия, не разделенная на Северную и Южную, вошла в состав Российской Империи. Но до 1830 года горная (Южная) Осетия оставалась вне сферы контроля царской администрации, хотя номинально считалась владением России. Фактическое присоединение Южной Осетии произошло в 1830г. после военной экспедиции русских войск во главе с генералом Ренненкампфом. В 1843 году на территории Южной Осетии в составе Тифлисской губернии был образован Осетинский округ, в состав которого входила часть территории современной Российской Федерации; административное управление Осетинским округом осуществлялось Джавским окружным начальником и начальником Горских народов.
ПЕРВЫЙ ГЕНОЦИД
После распада Российской империи в 1917 году, вышедшая из состава России Грузия предприняла попытку аннексировать территорию Южной Осетии против воли ее народа, что повлекло за собой волну выступлений протеста осетинского народа. Эти выступления перерастали в вооруженные восстания в различных политических центрах Южной Осетии - Корнис (1917), Цхинвал (1918), Джава, Рук (1920). Их основанием была Декларация прав народов России, принятая Советом Народных Комиссаров РСФСР 2 (15) ноября 1917 года, предусматривающая право народов России на самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. Именно провозглашение этого права легло в основу процесса объединения российских губерний грузинскими меньшевиками, вывода их из состава России, и объявления в 1918 году о создании Грузинской демократической республики. Южная Осетия отказалась выходить из состава России и не приняла участия в выборах в Грузинский парламент, требуя в свою очередь признания права на свободный выбор. 28 мая 1920 года делегаты и ответственные руководители 17 комитетов Южной Осетии в "Меморандуме трудовой Южной Осетии ЦК РКП(б), Всероссийскому ЦИКу рабочих и крестьянских депутатов..." подтвердили "неуклонную волю трудовой Южной Осетии":
1. Южная Осетия - неотъемлемая часть Советской России;
2. Южная Осетия входит в состав Советской России на общем основании
непосредственно;
3. Посредственного вхождения в Советскую Россию через грузинскую или
иную республику, хотя бы и советскую, мы ни под каким видом не допускаем.
В ответ с 20 июня 1920 года Южная Осетия подверглась вооруженной агрессии со стороны меньшевистского руководства Грузии, и в результате жесточайшего геноцида осетинского населения (18 тысяч погибших и более 50 тысяч изгнанных на север Осетии) была аннексирована.
СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД
После установления в Грузии советской власти Южная Осетия была воле¬вым путем передана в состав Грузии, а затем, 20 апреля 1922 года Декретом ВЦИК и Совета Народных Комиссаров Грузинской ССР была создана Юго-Осетинская автономная область. Однако автономия Южной Осетии носила во многом номинальный характер. Грузинское руководство проводило здесь ассимиляторскую политику. Различными способами осетин вынуждали в документах изменять свою национальную принадлежность.
Численность населения Южной Осетии сократилась с довоенных 107 тысяч человек до 99 тысяч человек в 1989 году. В 1939 году на государственном уровне была совершена очередная попытка насильственной ассимиляции южных осетин - осетинская письменность, до того основывавшаяся на латинском алфавите, в Южной Осетии была переведена на грузинский алфавит, в осетинских школах было введено преподавание на грузинском языке.
В конце 1980-х годов в Грузии начался подъем националистического движения, сопровождавшийся усилением дискриминации негрузинского населения. Националистическое движение, носившее массовый характер и пользовавшееся поддержкой властей Грузии, выступило за ликвидацию автономных образований в составе Грузинской ССР. В 1989 году в Грузии была принята Государственная программа развития грузинского языка, согласно которой в Южной Осетии принудительно вводилось делопроизводство на грузинском языке.
ВТОРОЙ ГЕНОЦИД
23 ноября 1989 года на столицу Южной Осетии город Цхинвал был совершен организованный Звиадом Гамсахурдия поход участников грузинского националистического движения. В первых рядах были руководители Грузинской ССР во главе с первым секретарем ЦК Компартии Грузии Гумбаридзе. Многотысячная колонна демонстрантов (по разным оценкам от 30 до 60 тысяч человек) на более чем 400 автобусах и 3000 легковых машинах со стороны Тбилиси подошла к Цхинвалу. Это мероприятие официальные лица и средства массовой информации Грузии представили как попытку проведения мирного
митинга в городе Цхинвале. Однако в числе участников похода на Цхинвал было несколько сотен вооруженных автоматическим оружием боевиков.
Не сумев войти в Цхинвал, грузинские боевики обогнули его, взяв в кольцо блокады. Были перекрыты доступы в город, прохожие осетинской национальности захватывались в заложники и подвергались пыткам и издевательствам. Блокада длилась более трех месяцев. За это время 5 человек было убито, более 400 человек получили телесные увечья и ранения, более 2000 человек были изгнаны из мест проживания, а их дома были сожжены. Многочисленные обращения населения Южной Осетии к руководству СССР, Съезду народных депутатов СССР дать политико-правовую оценку указанным событиям остались без внимания.
8 апреле и в июне 1990 года Верховный Совет Грузинской ССР объявил
незаконными все юридические акты, принятые после советизации Грузии в 1921
году. Незаконными были также объявлены Законы СССР о разграничении пол¬
номочий между Союзом ССР и субъектами федерации и о выходе из состава
СССР.
9 декабря 1990г. состоялись выборы в Верховный Совет Республики
Южная Осетия. Многочисленные наблюдатели из других республик СССР
свидетельствовали, что они прошли без нарушений, со строгим соблюдением
действующего законодательства. 10 декабря 1990 года Верховный Совет
Республики Грузия единогласно принял незаконное решение об упразднении
Юго-Осетинской автономной области. 11 декабря 1990 года грузинское
руководство организовало провокацию на одной из центральных улиц города
Цхинвала, в результате чего погибло три человека.
Это послужило поводом для введения в городе Цхинвале и Джавском районе чрезвычайного положения и комендантского часа. В ночь с 5 на 6 января 1991 года руководство Грузии ввело в столицу Южной Осетии подразделения милиции и национальной гвардии Грузии, осуществлявшие обыски, аресты, грабежи, убийства осетин и поджоги жилых домов.
В этих условиях осетинская сторона была вынуждена принять меры к самообороне. Отрядам самообороны удалось вытеснить грузинские войска из Цхинвала, после чего последние начали карательные акции против сельских районов Южной Осетии, не оставляя попыток взять штурмом Цхинвал.
В результате грузинского террора только с 6 января по 1 сентября 1991г. было убито 209 человек, ранено 460 мирных жителей, пропало без вести 150 человек (впоследствии выяснилось, что подавляющее большинство из них были убиты грузинскими вооруженными формированиями).
19 января 1992г. на референдуме народ Южной Осетии практически
единогласно проголосовал за провозглашение независимости Южной Осетии и
ее воссоединение с Россией. В феврале 1992 года грузинская артиллерия и
бронетехника, расположенная вокруг города Цхинвала, начали интенсивные
обстрелы жилых кварталов и учебных заведений югоосетинской столицы.
Обстрелы продолжались до 13 июля 1992 года. В результате погибли сотни
женщин, детей и стариков.
20 мая 1992 года было совершено одно из самых чудовищных
преступлений против осетинского народа - на Зарской дороге грузинские
боевики расстреляли в упор колонну машин, перевозивших беженцев из осажденного Цхинвала - женщин, стариков и детей. На месте убито 36 человек в возрасте от 11 до 76 лет. Незадолго до этого у селения Ередви грузинскими боевиками были заживо похоронены 12 мирных жителей, следовавших на автобусе в Цхинвал.
29 мая 1992 года Верховный Совет Республики Южная Осетия принял Акт о государственной независимости.
24 июня 1992 года в Сочи подписано четырехстороннее российско-грузинско-осетинское (Северная и Южная Осетия) Соглашение о принципах уре¬гулирования грузино-осетинского конфликта. 14 июля 1992 года в Южную Осетию вошли смешанные российско-грузинско-осетинские миротворческие силы.
С ноября 1989 года по июль 1992 года в результате агрессии Грузии против Южной Осетии погибло свыше 3 тыс. мирных жителей осетинской националь¬ности, около 300 человек пропало без вести, свыше 40 тысяч человек вынуждены были оставить свои дома и переселиться в Россию, свыше 100 осетинских сел было сожжено.
По международным нормам истребление отдельных групп населения по расовым, национальным, этническим или религиозным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное уничтожение этих групп, равно как и меры по предотвращению деторождения в их среде, считается одним из тягчайших преступлений против человечества и квалифицируется как геноцид.
В данном случае имеют место факты целенаправленного истребления народа Южной Осетии правительством Грузии в 1920-1921г. и 1989-1992г.
Следует отметить и такой аспект как вопрос объединения «разделенных» частей Осетии, который в 1924-25 гг. несколько раз рассматривался Всероссийским ЦИК, Всегрузинским ЦИК, исполком Кавказского края, но окончательно так и не был решен. Тем не менее, вторая сессия Всегрузинского ЦИК третьего созыва оценила «объединение двух разрозненных частей Осетии как правильное решение национального вопроса по отношению к угнетенным народностям Российской империи» (Постановление от 15 июля 1925г.).
Конституция Республики Северная Осетия-Алания (ст. 16) подтверждает не только этнические и национальное единство осетинского народа Северной и Южной Осетии, но и их историко-территориальное единство. Поэтому Парламент Республики Северная Осетия неоднократно ставили в 1991-92 гг. вопрос о необходимости объединения Осетии. Так Президент Республики Северная Осетия А. Галазов в докладе, посвященном 220-летию объединения Осетии с Россией, обосновал незаконность расчленения Осетии и привлек внимание общественности к геноциду осетинского народа Южной Осетии.
Председатель Верховного Совета Республики Южная Осетия Л. Чибиров отметил, что «попытки грузинской администрации произвести разделение единого этноса неправомерного с любых точек зрения: политической, правовой,
нравственной - и являются при жесточайшей агрессивности и подавления «инакомыслия» не чем иным, как геноцидом.
Кроме этого, стремление народа Южной Осетии к объединению с Северной Осетией в составе Российской Федерации, будучи нацеленным на реализацию права на самоопределение как коллективную форму прав и свобод человека «второго поколения», оправдывается всей послевоенной практикой воссоединения «разделенных» народов и поэтому не может быть ограничено лежащим в основе режима ОБСЕ принципом территориальной целостности.
Не требует доказательств то факт, что в намерения Южной Осетии не могла входить задача получения независимого статуса вне пределов СССР и, тем самым насильственного изменения режима территориальной целостности и нерушимости границ ни СССР, ни, тем боле, ГССР, которая в 1990 году еще не обладала статусом независимого суверенного государства.
Отсюда следует, что заложенные в режим ОБСЕ принципы территориальной целостности и нерушимости границ, рассчитанные на закрепление сложившегося в послевоенной Европе территориального статус-кво, могут быть распространены на оценку фактических результатов грузино-осетинского конфликта лишь в нарушение общего для всех правовых систем мира принципа, запрещающего обратное применение закона, поскольку основные события этого конфликта закончились не менее чем за год до того, как Грузия могла претендовать на гарантии со стороны ОБСЕ.
Игнорирование этого, императивного принципа «общего права» позволяет задним числом легализовать явно антиконституционные по действовавшему тогда советскому праву действия Грузии и юридически обесценить как во внутреннем, так и в международном плане действия Южной Осетии.

Комментарии:

Оставить комментарий