Мечты Алихана Харсиева: ликвидация Черменского поста, ингушский Пригородный район и мнимое аланское наследство

20-03-2019 | Просмотров: 1 759

Алихан Харсиев

Руслан Тотров о том, как депутат Госдумы от Ингушетии Алихан Харсиев, приятель осетинских борцов и ингушского похитителя людей, разыгрывает межнациональную карту на Северном Кавказе.

Что случилось


Единоросс Алихан Харсиев заявил о том, что в Государственной Думе появится депутатская группа «Кавказ», составленная из народных избранников, представляющих СКФО.

Одной из главных задач клуба по интересам станет ликвидация блокпостов на границах северокавказских республик (сам Харсиев камуфлирует эту идею рассуждениями о развитии туристического потенциала региона).

Группу «Кавказ» возглавит еще один единоросс Михаил Старшинов, представляющий в нижней палате парламента Карачаево-Черкесию. Интересно, что Старшинов – москвич и никакого отношения к Северному Кавказу не имеет, равно как не связан профессионально с геополитикой – выпускник Уральского института физкультуры является заместителем председателя комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды.

Судя по всему, Алихан Харсиев рассчитывает дергать за нужные депутатские ниточки как раз руками Старшинова, а сам максимально устранится от медийной вовлеченности, чтобы создать видимость непредвзятой и максимально объективной работы.

При этом в своем первом интервью по теме ингушский законодатель говорит прямо: необходимо убрать КПП-105 в Северной Осетии. И тут же уточняет – всё ради гостей Кавказа:

«Мы говорим о туристических кластерах, а в полночь выгоняем всех туристов из автобуса на Черменском посту и всех проверяют, всех расспрашивают там. Люди сонные, приезжают, уезжают. Завтра кто туда поедет во второй раз?»

Как отреагировали в Северной Осетии


Осетинские коллеги Алихана Харсиева по Государственной Думе были на удивление единодушны: ни о какой ликвидации Черменского блокпоста не может быть и речи!

Решительнее всех выступил обычно расчетливый и просчитывающий игру на несколько ходов вперед Зураб Макиев:

«Наша задача – сделать так, чтобы посты оставались там, где они есть, и, при этом, не мешали обычным людям, туристам. По Черменскому КПП мое мнение очевидно – он должен стоять там, где стоит».

И вообще, словно вступил Макиев в заочную полемику с Алиханом Харсиевым, посмотрите на Израиль. И посты на месте, и туризм процветает, а вы рассказываете про неудобства.

Другой осетинский депутат Артур Таймазов изъяснился вполне конкретно, но предельно дипломатично:

«Вопрос необходимости блокпостов между республиками находится в компетенции МВД. Позиция министерства однозначна – посты снимать преждевременно. Обсуждение может быть инициировано представителями северо-кавказских республик в Госдуме, но решение - за правоохранительными органами».

Эзопов язык Таймазова с нотками иносказания и маскировкой собственной позиции («решать полицейским») легко объясним: олимпийский чемпион приятельствует с Алиханом Харсиевым и даже приглашал того в Осетию на слет добровольцев. Старая недобрая дилемма в действии – извернуться и проскочить между молотом и наковальней.

Очень похоже на реакцию Вячеслава Битарова после того, как его чеченский коллега Рамзан Кадыров выдал на форуме СМИ: никаких блокпостов между республиками Северного Кавказа быть не должно, «я попросил полпреда президента России в СКФО Александра Матовникова и всех глав регионов решить вопрос, и все согласились».

Тогда, под прицелами камер, глава Северной Осетии не сказал ничего, как если бы последовал знаменитому «Silentium videtur confession» (молчание – знак согласия) римского Папы Бонифация VIII.

О позиции Битарова мир узнал время спустя и, что характерно, не от самого главы, а из уст его пресс-секретаря Таймураза Калицова: мы проводим совещания с участием силовиков, говорим о том, что размещение блокпостов в республике обосновано, но решать не нам, а МВД.

Вячеслав Битаров тоже меж двух огней, потому и кивает на министерство внутренних дел. С одной стороны, интересы Осетии, с другой – глава Чечни. Обижать Героя России Рамзана Кадырова – удовольствие сомнительное. Об этом многое могли бы рассказать Герои России братья Сулим и Руслан Ямадаевы, например.

Удивительным образом, самый логичный комментарий о судьбе КПП-105 выдал сенатор Арсен Фадзаев. Без своих обычных эмоций и залихватского нахрапа, а строго по фактам: обстановка напряженная, за два года на посту задержали более ста человек, зарегистрировали тысячу преступлений и предотвратили несколько терактов – о какой ликвидации вообще может идти речь?

Анонсированную Харсиевым думскую группу «Кавказ» осетинские депутаты серьезной движущей силой, похоже, не считают. Тот же Зураб Макиев настроен вполне однозначно:

«Она не имеет никаких полномочий и законодательных прав, а создана для того, что мы, северокавказские представители могли собираться, а также приглашать руководителей различных ведомств для обсуждения важных вопросов».

Полномочий, конечно, не имеет, но как стартовая площадка для геополитического лоббирования интересов Алихана Харсиева и его сподвижников вполне сойдет. Уверен, что Зураб Макиев и его коллеги прекрасно это понимают.

Кто такой Алихан Харсиев и в чем его интерес к Северной Осетии


Депутат Госlумы от «Единой России», бизнесмен и обладатель награды «Заслуженный строитель Республики Ингушетия» развил активность в информационном пространстве вскоре после избрания в нижнюю палату парламента (сентябрь 2016 г.).

Алихан Харсиев сразу оседлал очень податливого конька – заглавными темами его публичных заявлений стали закон о реабилитации репрессированных народов (читай, претензии на Пригородный район Северной Осетии) и, в этом же фарватере, так называемое аланское наследие.

Депутат Харсиев – одна из главных движущих сил «ингушского аланства». Уже несколько лет он ведёт планомерную работу в этом направлении. Как идеологическую, так и чисто прикладную. Именно Харсиев финансировал проект «Аланских Ворот» в Магасе, а руководил строительными работами его брат Асламбек.

Одним из главных направлений своей общественной деятельности здесь и сейчас депутат считает формирование ядерного электората — людей, объединённых идеей ингушского национализма и территориальной справедливости.

Харсиев и его последователи только и говорят, что о статье 11 конституции Ингушетии. Для тех, кто подзабыл, процитирую дословно:

«Возвращение политическими средствами незаконно отторгнутой у Ингушетии территории и сохранение территориальной целостности Республики Ингушетия - важнейшая задача государства».

Это о Пригородном районе Северной Осетии. Нужны еще какие-то комментарии?

Риторика Харсиева — еще и сигнал для ингушской молодёжи: появился первый после Руслана Аушева лидер, который открыто поднимает табуированную для первых лиц республики, но больную для народа земельную тему.

Вот вам пример примеров. Рассуждая об осетино-ингушских отношениях Алихан Харсиев заявляет:

«Сегодня 2017 год, а не 1992-й, когда ингуши были просто массой растерянных беженцев. Нельзя понять жестокости «рыцарей похода», которых трудно назвать людьми, по отношению к мирному безоружному населению... Их и по сей день никто не осудил за те деяния – и, поэтому они, наверное, считают себя героями».

«Жестокие рыцари похода» - это защитники Осетии. Олег Тезиев, Бибо Дзуцев и тысячи других, поднявшихся навстречу вторжению бандформирований из Ингушетии ночью 31 октября 1992 года.

Но не спешите записывать Харсиева в радикалы. Он куда дальновиднее. Вот, что говорит депутат о возможном развитии событий на территории Северной Осетии:

«Тот, кто думает, что конфликт будет, скорее всего, развиваться по сценарию 1992 года, может крепко ошибаться. Тем, кто думает, что при любом раскладе конфликта, кто бы его ни спровоцировал, армия и прочие военизированные формирования за несколько дней наведут порядок и этим самым окончательно решат вопрос Пригородного района, и все, что надо делать в этой ситуации, – выжидать, я бы посоветовал объективно все взвесить».

Этот человек радикально отличается от маргиналов-соплеменников, которые выкрикивают истеричные лозунги на митингах и задействуют в своих нехитрых комбинациях Ксению Собчак.

Оцените еще одну шпильку депутата в адрес осетин:

«Во власти в Северной Осетии ингуши не представлены никак. Они, являясь частью населения Северной Осетии, поражены в своих гражданских правах по национальному признаку. А это является признаком не демократической, а совсем иной политической системы».

Риторика и действия Харсиева наводят на мысли о хорошо продуманном плане действий и игре вдолгую. Депутат отлично чувствует болевые точки ингушского народа и очень грамотно капитализирует собственный лидерский потенциал. Причем, как в ареале умеренных государственников, так и в среде юных пассионариев.

Каждое его публичное выступление тому подтверждение.

Дружба с Зелимханом Батаевым


Помимо прочего, Алихан Харсиев еще и вице-президент федерации спортивной борьбы России. Отсюда и товарищеские отношения со многими осетинскими чемпионами, от Арсена Фадзаева до Артура Таймазова. Эдакая, с позволения, межкультурная интеграция.

Борцы борцами, а шутки шутками, но в воображаемом шкафу нашего героя есть еще один «скелет», неразрывно связанный с Осетией. И это история никак не спортивного братства, а той долгоиграющей стратегии, о которой я уже говорил.

Взгляните на эту фотографию.
Батаев Харсиев

Совсем еще молодой Алихан стоит в обнимку с бородатым дядькой. Не узнали человека, похожего на какого-нибудь крестьянина из Пакистана?

Помогу — это Зелимхан Батаев по прозвищу «Зеля Мясник». Лидер банды, промышлявшей похищениями осетин в 90-е. Национальный герой Назрани и окрестностей.

В 1997 году группировка Батаева захватила шесть осетин в районе карьера «Кавдоломит» (Пригородный район). Несчастным тогда повезло — ОМОНовцы блокировали негодяев и с боем вызволили заложников. Два осетинских бойца были ранены. Один из них – Сослан Багаев, чуть позже прославившийся на всю страну, когда спас соседей по двору, накрыв собой гранату.

В Назрани в честь Зелимхана Батаева назвали целую улицу! С формулировкой «во время геноцида и этнической чистки в отношении ингушского населения Пригородного района в 1992 году, создал и возглавил отряд самообороны из числа местных жителей, который помог спасти от верной смерти сотни людей, проживавших в Западной Ингушетии».

Интересно, каким опытом делился Батаев со своим товарищем Алиханом?

Что дальше


После того, как ингушские депутаты потерпели неудачу в битве за чечено-ингушскую границу, Харсиев вполне предсказуемо сосредоточил усилия на осетинском направлении.

Создание парламентской группы «Кавказ» и демонстративная забота о несметных полчищах туристов в СКФО – новые тактические маневры хитромудрого народного избранника. Призывы ликвидировать Черменский блокпост сколь нахальны, столь и предсказуемы: давление на Северную Осетию как идея фикс.

Политические телодвижения Алихана Харсиева не говорят даже, а кричат о том, что в Ингушетии происходит переформатирование элит. На смену номенклатурщикам и партийным функционерам приходят те, кто не стесняется говорить о земельном вопросе с частотой заевшей пластинки.

Нет никаких сомнений, что депутат Государственной Думы и новый ингушский идеолог Алихан Харсиев будет заниматься решением проблемы Пригородного района до самого конца. Каким бы он, этот конец, не был.

Источник: Руслан Тотров

Комментарии:

Оставить комментарий